«Могу только пожелать ему здоровья». Откровенный Шлеменко — о Емельяненко, кулачке и обидном поражении

Редакция

Сильная речь перед непростым возвращением.

30 сентября в Омске состоится турнир SFC 5, во главе которого местная звезда и глава промоушена Shlemenko Fighting Championship Александр Шлеменко подерется с Клебером Соузой. Всего месяц назад один из самых обсуждаемых бойцов России сенсационно проиграл быстрым нокаутом не особо известному в нашей стране Александру Иличу из Сербии. Тем не менее, Шлеменко изначально планировал выступить на домашнем вечере боев, так что решил рискнуть и вернулся в дело максимально быстро.

SFC

Корреспондент встретил Александра в Омске и узнал у него:

  • Мог ли реванш с Иличем состояться уже во главе SFC 5;
  • Как относится Шлеменко к бою Исмаилов — Илич в боксе;
  • О мыслях относительно поединка Дацик — Емельяненко;
  • Почему резко перестал общаться с журналистами;
  • О планах на конец 2022 года.

— Как самочувствие, насколько готовы?
— Да сложно всегда перед боем про это говорить. Чувствую себя отлично. Замотивирован, в принципе, тоже отлично. Но в бою… Знаешь, в моей практике я понял, что может быть всякое. Поэтому сложно сказать.

— У вас была травма руки, которую вы еще год назад получили. Как сейчас дела?
— Она и сейчас остается. Другой вопрос, что я уже могу бить. Не буду говорить о травме. Нужна собранность, мотивация. Себя нужно четко держать. Этим сейчас и занимаюсь.

— Пересматривали бой с Иличем?
— Да, много раз. Чего там смотреть… Я много говорю, рассказываю. У меня даже есть хэштег «народный тренер». Выпускал с ним много видео. И я говорю людям, что сложности — это псевдоним бога. Неудачи и так далее. На них только и растешь. Мне и выпадают такие ситуации, когда я должен из неудач выбираться. И люди на это смотрят. Достойно принимая все, продолжаю идти вперед.

— Разберите решающий момент боя с Иличем.
— На самом деле это была моя ошибка. Честно, не ожидал от него удара с колена. Думал, будет бить с ноги по печени. То есть, я подсел, поставил блок — там даже видно в замедленной съемке — и опустил руку, чтобы самому ударить ему левым боковым. Это была ошибка. Не надо было зацикливаться сначала на ударах руками. Нужно было бить ногами. Ноги длиннее, и дистанция удара больше. Это безопаснее. Тем более, если боец не борется — ты не боишься, что тебя переведут. Так что да, я ошибся. Пропустил удар, который не ожидал.

— Была вероятность, что на этом турнире 30 сентября вы подеретесь с Иличем?
— Да. Мы работали над этим, предлагали ему. Илич выставил просто неадекватные условия. Просто неадекватные. Понимаешь… Ну, просто неадекватные. Но на самом деле я не такой человек, который сейчас будет любой ценой добиваться реванша. Я понимаю все и поздравляю его. Молодец. Мне нужно двигаться дальше. Я понимаю, что сейчас дай мне бойца, против которого мне не будут давать шанс, и я его выиграю — я точно так же о себе заявлю…

— Магомед Исмаилов проведет бой по боксу с Александром Иличем. Посмотрите?
— Это же бой по боксу, что там смотреть? Ни разу не соревновался с ребятами в подтягиваниях? Первый идет, подтягивается 10 раз, и ты уже знаешь, что тебе достаточно подтянуться 11. А если бы ты сразу 11 сделал, то соперник знал бы, что ему нужно сделать всего 12. И в этом его ошибка — первым пошел к перекладине. Думаю, ответил на вопрос. Я открыл дорогу — пускай дерутся.

— Магомед устроил потасовку с Майком Перри, и теперь им могут сделать бой. Посмотрели бы такое?
— У меня голова этим не забита и не болит от этого. Перед тем поединком мне очень много задавали таких же вопросов, очень многим было интересно мое мнение и так далее… И что? Полная расфокусировка получается. Ты должен что-то думать, вникать, говорить. Не видел, что у них там было, с кем там он дерется. Пускай дерется. Ну не хочет он со мной в декабре драться — буду драться с кем-то другим. Без проблем.

— С RCC у вас было общение последнее время? Была информация, что лига может отменить ряд турниров в следующие месяцы.
— Я знаю, что RCC может все. Они уже отменяли мои бои до этого и переносили. Поэтому у меня есть запасные варианты — не все замыкается на RCC. Да и вообще сейчас такая ситуация — и она развивается в нашей стране, — поэтому неизвестно, будут ли вообще завтра турниры проводиться. Поживем — увидим.

— Вы говорили, что перед боем с Иличем часто отвлекались на посторонние заботы и лишнее общение, а сейчас будто бы закрылись. Нет ощущения, что пошли на поводу у хейтеров, которые критиковали вас за частые интервью? Или это только ваше желание — абстрагироваться от всех?
— Да я бы вообще ни с кем не общался. Зачем брать на себя такой груз ответственности? Я привык и воспитан так, что несу ответственность за каждое свое слово. У меня нет такого, что я сказал и не сделал. А хейтеры — это люди, которые не отвечают за свое слово. Они только ждут вот таких моментов, чтобы тебе подножку поставить. Пользуются тем, что когда-то я вступал с ними в какие-то перепалки. Но я делаю это не для них. Знаю, что есть очень много людей, которым нужно то, что я говорю. Которым я даю толчок, свой пример показываю. По многим вопросам. И я таким остаюсь. Да, с этим хейтом. Да, мне тяжело. Да, я много на себя беру постоянно. Многие скажут: «А что сложного — взял и сказал?». Да это очень сложно! Так же, как выйти и сделать. Да, и понимающих людей немало. Их, может быть, даже больше. Но они такие — поняли, и все. А непонимающий… Он же тебя будет пытаться добить, доклевать. Скажу так: сострадание и способность сочувствовать присущи только сильным людям. А желание попиариться, похейтить, заклевать, запинать упавшего — удел слабаков.

— С каждым новым турниром SFC состав участников все более солидный — а теперь и вы возглавляете один из таких. Какие у вас планы по развитию лиги?
— Моя жизнь всегда строилась на том, что я старался быть максимально полезен людям. Здесь тоже максимально охота быть полезным молодым бойцам. Почему у нас сперва в главном бою дрался Алексей Шуркевич, затем Андрей Корешков, а теперь я? Мы по нарастающей идем. А сейчас у нас юбилей. Маленький — пятый турнир, — но юбилей. И все эти наши турниры в рамках 200-летия Омской Области проходят. Просто охота сделать что-то значимое для своего региона. Ну, и дать возможности ребятам из других мест — у нас тут таких тоже много. Ты, как человек, который следит за ММА, понимаешь: боец без рекорда никому не нужен. Так что надо давать ребятам возможность. Чем больше будет разных турниров, тем больше я буду счастлив. EFC, AMC Fight Nights, ACA — да хоть миллион! Пусть каждый день проходят — я только рад буду.

t.me/rcc_sport

— Многие промоутеры в свои турниры сейчас добавляют элементы кикбоксинга, бокса, кулачки и грэпплинга. Есть что-то подобное у вас в планах?
— SFC — другая история. Это турниры для бойцов из разных филиалов школы «Шторм». У нас 13 филиалов в восьми регионах. Большой социальный проект. У нас очень много ребят, и они даже в наших промоушенах, по сути, выстроились в очередь. Потому наша главная задача — продвинуть наших ребят. У нас есть и кулачники, которые выступают. И для них мы могли бы сделать, если захотят, кулачные бои. Но чисто для их продвижения в те же кулачные лиги. В поп-ММА у нас ребята тоже выступают. Нужно «сделать» как можно больше ребят, чтобы они выступали и прославляли свой регион и страну. И самое главное — мне было бы приятно стать для них примером. Не хотелось бы, чтобы они просто забрали самое лучшее, переехали и кайфовали. Пусть что-то полезное и для региона сделают.

— Кулачные бои воспринимают как новшество, но вообще это направление существует уже очень давно. У вас есть подобный опыт?
— Ну да. Когда я начинал выступать, можно было не надевать перчатки и бить головой. Бои были кровавые. Мой первый бой в омском цирке был очень кровавым. Раньше бои были другого плана. А сейчас промоушены гонятся за хайпом, за медийностью: «Вот мой боец самый сильный, он всех победит!» Делают нулевые рекорды специально и не гонятся за зрелищностью. Это убивает спорт потихоньку. Отсюда и появляются поп-ММА и кулачка. У них нет такого: проиграл — и все, неактуален. Тебя также поставят на другой турнир, потому что ты зрелищно дерешься. А если они пойдут по тому же пути, что и ММА, будут растить бойцов, которые «типа» никому не проигрывают, то ни к чему хорошему это не приведет.

— Вам нравится это движение — поп-ММА, кулачка, ютуб-лиги?
— Да не то чтобы нравится. Не слежу за кулачкой и не могу сказать, что она мне нравится. Но знаю, что это нравится многим, и я не против этого. Не считаю это жестью. Понимаю, что некоторые бойцы, например, плохо борются. А туда перешли, потому что у них больше духа. В ММА в каких-то моментах ты не можешь это проявить. Вышел против тебя борец, продержал на канвасе, что-то сделал с тобой… Ты вроде проявлял силу духа, но не смог. И вот для таких кулачка больше подходит. Пускай реализовываются.

— Нет ощущения, что ютуб-бои забирают популярность у ММА так же, как ММА забирали ее у бокса в свое время?
— Вообще нисколько. Любой спорт — что кулачка, что ММА — имеет своих звезд. Есть люди, бои которых в любом случае посмотрят. Да, где-то они проигрывают. Если боец дерется, не жалея живота своего, как говорится, а не гонится за баллом… Знаешь, потом его бой даже на хайлайт разрезать не можешь, потому что там нет ничего. А он говорит: «Ну, зато у меня нулевой рекорд». Ну тогда да… А есть фамилии — их немного, — они прошли уровень определенный, и люди теперь точно будут за них болеть. Сформировалась фанатская база. Это могут разные слои населения, разные национальности.

Евгений Семенов,

— Тема, о которой у вас нельзя не спросить — 13 секунд в бою Дацик — Емельяненко. Смотрели ли и как восприняли?
— Ты знаешь, Александр говорит, что мне некого обсуждать, кроме него. Так что не хотелось бы это обсуждать. Могу только пожелать ему здоровья. Буду рад, если он продолжит тренироваться, чувствовать себя бодро и говорить, что алкоголь — это зло. А так, я уже много говорил на эту тему, добавить нечего.

— Каким вы видите идеальное завершение года для себя?
— Зачем забегать вперед. Один раз уже обжегся: приехал, выкатил свои планы… раскатал. Сейчас у меня бой с Клебером. Кто бы что ни говорил, я считаю его опасным, сильным бойцом. Пройду, а потом также можем сесть с тобой пообщаться, и я расскажу о планах. И вообще, будут ли эти планы? Сейчас очень быстро все меняется. Весь мир меняется. Поэтому тут нужно пожить и посмотреть.